События Messianic.ru

Что сейчас нам делать с Торой Моисея?

Надо ли нам евреям, верующим в Йешуа, в то, что он — Машиах, и посвященным во имя его через ритуал погружения в микву, соблюдать Тору? Всем понятно, что прощение грехов мы получили через веру, т.е. мы оправданы верой в него. Наша праведность от веры. Как жить теперь? Какие заповеди нам даны для жизни? Заповеди Торы или только то, что говорил Йешуа и его апостолы? Подчеркнем: то, что говорил. Что впоследствии стало называться его Учением. Вопрос стоит для евреев. Дотошный исследователь книг Нового завета будет удивлен молчанием всех его авторов по этому поводу. 

Неевреям есть ясное указание не обрезаться и не соблюдать Тору. Им даны конкретные дополнительные заповеди: не есть крови, удавленины и посвященного идолам и еще не блудить. Остальное можно подытожить словом: "сделайте их моими учениками, уча их соблюдать все, что Я повелел вам". Видимо это "все" и раскрывается в письмах апостолов. 

Евреям же только очень много раз повторяется, чтобы мы не надеялись оправдаться исполнением Торы, а поняли, что праведный и оправдывается и живет с Богом только благодаря своей вере в Йешуа. Если мы это не поймем, мы споткнемся, как споткнулся Израиль, ища праведности от дел. 

Без сомнения все апостольское поколение продолжало соблюдать Тору. И ни одна строчка Нового завета не говорит четко "перестаньте, евреи, что вы цепляетесь за старое, это нам больше не нужно!". Но также ни одна не утверждает "правильно делаете, это по-прежнему нужно" (подобно тому, как Моисей говорил "это жизнь ваша!"). К слову сказать, Моисей говорит о Торе "это жизнь ваша!", а Павел теперь о Христе: "Христос — жизнь ваша". Чувствуете аналогию? 

Итак, заповедано ли и сегодня мессианским евреям соблюдать Тору? Вопрос цитатами не снимается. Надо искать в глубине. В смыслах, заключенных между строками, в выводах, к которым подводят слова самого Учителя и апостолов. Такое впечатление, что с нами говорят как с большими, мол сами рассудите. 

Не секрет, что, толкуя, нам свойственно незаметно для самих себя уклоняться в сторону своих предпочтений. Тем более что при таком "молчании" цитат каждый может наскрести немало удобных для себя утверждений. Поэтому я хотел бы предоставить на ваш суд простую цепочку, приводящую меня на сегодняшний день к мнению о том, каким же все-таки может быть ответ на вопрос. Я немного упрощу описание, что бы вам было проще проследить логику. Я не хочу эксплуатировать цитаты, и приведу их лишь как вешки в ходе рассуждения, намечающие направление.

Израиль принадлежит Богу. По праву собственности, поскольку Он образовал Израиль для Себя. Он хозяин и законодатель. Он дал Тору и повелел ее исполнять всем евреям. Об этих же евреях Йешуа молясь, говорил Отцу "они были Твои, и Ты дал их мне". Итак, Божий Израиль передан Отцом Сыну. Как прежде принадлежали Отцу, так с приходом Сына на землю, мы теперь принадлежим ему. Перешли ему в полное подчинение. Об этом много сказано: "вы теперь не свои" и проч. Интересно, что в связи с этим переподчинением Павел упоминает о смерти, благодаря которой или через которую мы переходим в подчинение Сыну. Переходим откуда? Из подчиненности Отцу (судя по словам молитвы). Из подчиненности Торе (судя по письму Павла к римлянам, 7 гл.). Второе вытекает из первого. Конечно подчиняясь Отцу, мы находимся под Его законом. Переход в подчинение Сыну Павел описывает как нашу смерть для Торы. Так и вы, братия мои, умерли для закона телом Христовым, чтобы принадлежать другому, Воскресшему из мертвых, да приносим плод Богу. Причина такой "мертвости" — тело Сына. Цель — принадлежать Сыну. Результат — плод Отцу. 

Почему он так говорит? — о "смерти". И что это значит? Отчасти он сам объясняет строчкой выше с помощью аналогии с пожизненным действием заповеди о прелюбодеянии. Пока жив человек, полученная им заповедь действует. Только смерть может высвободить его из-под власти заповеди. Мы делаем вывод, что так и с Торой. Пока еврей жив — он под властью Торы. Заметьте, это сказано уже в период действия Нового завета с Израилем. Т.е. относится и к нашим дням. Вывод согласуется со словами "пока не исчезнет небо и земля, ни одна черта не исчезнет в Законе", если понимать их в том смысле, что Йешуа не отменил Тору, и она по сей день имеет ту же законодательную силу для Израиля. 

Однако еврей крестившийся во имя Йешуа — погрузился в смерть Мессии и как бы умер. С этой смертью пришел конец власти Закона над этим евреем. Это странный юридический факт стал возможным благодаря смерти Машиаха. Аналогию можно увидеть в любимой нами книге Эстер. Обреченные на смерть остались обречены и после разоблачения Амана. Потому что на указе была печать перстня царя. Увы, это было неотменимо-вечно. Как вышли из положения? Написанием нового указа, который опередил предыдущий! Первый указ остался, но второй сделал так, что бы некому было тот первый исполнить. 

Что-то похожее и в нашем случае. По-видимому, только смерть Машиаха, невозможная, незаслуженная с правовой точки зрения смогла оказать такое влияние на все мироздание, и на его правовое устройство, что стала выходом. Не просто дверью, скорее тайным подземным ходом, через который Сын вывел своих из-под власти судопроизводства, определенного Торой. Я имею в виду всю систему обвинения и оправдания, очень цельную, продуманную, в которой свою роль играют заповеди, Храм, священство, жертвы. Все это составляло жизнь Израиля при прежних царях. 

Попытаемся бегло осмотреться. Итак, мы оказались (повторим за Павлом) "по ту сторону смерти" под властью не Торы, а своего нового Царя и законодателя. Получив эту власть, Он поселил в сердцах своих подданных Святой Дух. И теперь Павел говорит, что мы можем приносить Отцу плод, и служить Ему в обновлении духа, а не по ветхой букве. Он как бы намекает, что буква Торы уже не для нас! Такая вот свобода от букв, данная тем, в ком живет Дух Святой, да и свой собственный дух обновлен. 

При таком резком и полном снятии ограды из букв, определявшей прежде границы Пути, т.е. наше поведение и мысли, резонно спросить: пусть буква не для нас, А что для нас? Что осталось? Чем руководствоваться в качестве заповедей? На этом вопросе я остановлюсь. Предлагаю обсудить сперва все то, что написано выше. Оно попроще. Потому что ответ на этот вопрос, думаю, потребует вся широта горизонта. И все глубины Духа, на которые мы способны проникнуть. 

Намечу угол проблемы, нам всем известный. Если остались только слова Йешуа и апостолов, то, следуя им, не станем ли мы скоро по образу жизни неотличимыми от христиан-неевреев (история свидетель)? Но если Йешуа, вернувшись, хочет застать Израиль народом, то должен бы дать нам в руки способ самосохранения. Как можно сохраниться без ограды? Что может сохранить цельным народ, находящийся в новом завете с Отцом, кроме Торы?
Статьи